16.05.2018 Совершенствование законодательства об уголовной ответственности водителей, скрывшихся с места дорожно-транспортного происшествия

Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.04.2018 №17-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 примечаний к статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ивановского областного суда» признан не соответствующим Конституции РФ п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования он ставит лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе в состоянии опьянения, если оно совершило нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности предусмотренные ст. 264 УК РФ тяжкие последствия, и скрылось с места дорожно-транспортного происшествия, в преимущественное положение – с точки зрения последствий своего поведения – по сравнению с лицами, указанными в п. 2 примечаний к данной статье, т.е. управлявшими транспортными средствами и оставшимися на месте дорожно-транспортного происшествия, в отношении которых факт употребления вызывающих опьянение веществ надлежащим образом установлен либо которые не выполнили законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Конституционный Суд РФ, в частности, отметил следующее.

Установление состояния опьянения на момент управления транспортным средством исключительно по результатам освидетельствования или судебной экспертизы интерпретируется в правоприменительной практике как относящееся ко всем специальным субъектам преступлений, предусмотренных ч.ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ, включая тех, кто покинул место дорожно-транспортного происшествия до прибытия уполномоченного должностного лица. В результате водители, оставшиеся на месте дорожно-транспортного происшествия в соответствии с правилами дорожного движения (в отношении которых факт употребления вызывающих опьянение веществ надлежащим образом установлен либо которые не выполнили законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), оказываются в неравном (худшем) положении по сравнению с водителями, скрывшимися с места дорожно-транспортного происшествия, в отношении которых возможность подтвердить состояние опьянения на момент совершения преступления в соответствии с п. 2 примечаний к данной статье, по сути, утрачивается. Такое законодательное регулирование не отвечает цели эффективного уголовно-правового противодействия преступлениям, предусмотренным ч.ч. 2, 4 и 6   ст. 264 УК РФ, совершенным лицами, управлявшими транспортными средствами, в том числе в состоянии опьянения, и скрывшимися с места дорожно-транспортного происшествия.

Расширительное же толкование п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ, как приравнивающего само по себе оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия к отказу от прохождения освидетельствования на состояние опьянения недопустимо.

Не конкретизировав уголовно-правовое значение такого противоправного поведения, а также исключив возможность установить факт употребления водителем вызывающих опьянение веществ в целях применения ч.ч. 2, 4 и 6 ст. 264 УК РФ иными способами, федеральный законодатель тем самым ввел в правовое регулирование норму, направленную на усиление ответственности за соответствующие преступления, но при этом не учитывающую пределы её применения к лицам, скрывшимся с места дорожно-транспортного происшествия.

Конституционный Суд РФ указал, что федеральному законодателю надлежит внести в действующее регулирование ответственности за нарушение правил дорожного движения, совершенное лицом, управлявшим транспортным средством, необходимые изменения, вытекающие из настоящего Постановления, не позднее чем через год после вступления настоящего Постановления в силу.

До внесения необходимых изменений в законодательство сохраняется действующий порядок применения п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ.

Если в установленный срок изменения в законодательство не будут внесены п. 2 примечаний к ст. 264 УК РФ утрачивает силу.