Губернские прокуроры

В конце XVII - начале XVIII века Россия вступила в бурную полосу реформ Петра I. Насаждаемые сверху преобразования, порою чуждые национальному укладу и тради­циям, встречали повсеместное неприятие. Петровские новации саботировались не только населением и государственными служащими, но даже близкими родственниками царя. Яркие примеры тому - возглавленный царевной Софьей Стрелецкий бунт в Москве и боярский заговор с участием наследника-цесаревича.

Для эффективной борьбы с многочисленными противниками своей внутренней политики царь-реформатор в марте 1711 года учредил институт фискалов для «тайного надсматривания и проведывания». Нижегородским тайным надсматривателем и проведывателем стал Василий Угрюмов, доносивший генерал-фискалу Алексею Мякинину обо всем, на его взгляд, подозри­тельном в Нижнем и губернии.

Отличной иллюстрацией деятельности фискалов в Нижегородской губернии может служить рапорт головы соляной продажи села Лысково Семена Жеголева, жалующегося на нижегород­ского провинциал-фискала Дмитрия Пирогова.

В начале марта 1727 года «Дмитрий Пирогов приехал многолюдством (т. е. в сопровождении многолюдной свиты. — И.М.) в село Лысково на казенный двор и взошед в чулан при нем, Жеголеве, и капрале Матвее Косинцове, который тогда у того соляного сбора был смотрителем, распечатал ларец и взял казенных денег 100 рубли...».

По получении рапорта Камер-коллегия заставила выплачивать украденные деньги не граби­теля-фискала, а несчастного соляного голову Жеголева за то, что «когда деньги фискал брал, надо было его сдерживать».

Царские соглядатаи и доносчики не оправдали возлагавшихся на них надежд, и весной 1722 года Петром Великим начала создаваться более эффективная и действенная система государ­ственного надзора за деятельностью некоторых учреждений и должностных лиц - прокуратура.

В петровском указе о новой надзирающей государствен­ной структуре говорилось: «Надлежит быть при Сенате гене­рал-прокурору и обер-прокурору, а также во всякой коллегии по прокурору, которые должны будут рапортовать генерал-прокурору».

Первым российским генерал-прокурором стал выдающий­ся государственный деятель Павел Иванович Ягужинский.

Обязанности петровских прокуроров, надзиравших за коллегиями, сводились к следующему:
1) надзор за ходом дел;
2) напоминание о необходимости решения важнейших отложенных дел и предупреждение о приближающихся сро­ках окончания текущих дел;
3) протестование по неправиль­но решенным делам.

Помимо многочисленных канцелярских обязанностей в ведении тогдашних прокуроров находились арестантские и казенные (связанные со взиманием податей) дела. Следует
отметить, что петровская прокуратура выполняла сугубо контрольные, но не обвинительные функции.

Болезнь и последовавшая затем смерть не позволили Петру I довести реорганизацию правоохрани­тельной системы до логического завершения. Начатые им преобразования органов правопорядка пришлось завершать Анне Иоанновне.

Восшествие на российский престол племянницы Петра Великого сопровождалось острей­шей внутриполитической борьбой между крупнопоместным и мелкопоместным дворянством. Крупные землевладельцы в лице Верховного Тайного совета всеми мерами стремились ограни­чить власть приглашенной из Курляндии императрицы, тогда как мелкопоместное дворянство (шляхта) выступало за укрепление центральной власти, усиление самодержавия. Выразителем интересов шляхты стал князь A.M. Черкасский. Он обратился к Анне Иоанновне с призывом не выполнять требования Верховного Тайного совета, ограничивающие ее самодержавные права. В его обращении к претендентке на российский престол говорилось: «...всепокорно нижайше желаем и обещаем всякую верность и надлежащую пользу персоне Вашего Величества изыски­вать и якую сущую всего Отечества мать почитать и прославлять во веки бессмертные будем». Обращение князя Черкасского подписали сотни генералов и офицеров, и эта недвусмыслен­ная поддержка армии позволила вступающей на престол императрице во время коронации ра­зорвать навязываемые ей «кондиции» вер-ховников и стать абсолютной самодержи­цей.

После коронации Анна Иоанновна не забыла почти никого из тех, кто присягнул ей на верность еще до восшествия на трон. Кто-то из подписавшихся под воззванием князя A.M. Черкасского стал министром, кто-то - губернатором или вице-губернато­ром, а кому-то была уготована прокурорс­кая должность.

В 1731 году сеть прокурорского надзора накрыла всю империю, «государствы очи» прокуроры появились в губернских и про­винциальных городах.

Первое назначение губернских прокуро­ров состоялось весной 1731 года. 2 апреля того года Сенат издал указ «Об определе­нии прокуроров в Юстиц-коллегию и в гу­бернии, и о сочинении им инструкции для порядочного отправления дел по их долж­ности».

К сожалению, разработка прокурорской инструкции затянулась на два с половиной года. Создать институт губернских проку­роров оказалось проще, нежели четко оп­ределить права и обязанности этих новых государственных служащих. Без утвержден­ной Сенатом инструкции первые губернс­кие прокуроры играли роль лишь советни­ков губернского правления. Реальной влас­тью они не обладали, определенного круга обязанностей не имели.

3 сентября 1733 года столь необходимая Первый лист инструкции для прокуроров 1733 года прокуроров инструкция была готова:

«Быть ему (прокурору. - И.М.) и смотреть накрепко дабы губернатор с товарищи должность свою хранили и в звании своем во всех делах истинно и ревностно, без потеряния времени все дела порядочно отправляли по регламенту и указам .

Смотреть чтоб в судах и расправах праведно и нелицемерно по указам и государственным правам поступали, а ежели что увидит противно сему должен тот час предлагать губернатору с товарищи явно с полным изъяснением в чем они не так делают.

Иметь крепкое смотрение чтоб губернатор с товарищи о всей своей губернии всех доходах какого б оныя звания не были имел окладную книгу...».

Всего инструкция содержала 8 пунктов, достаточно подробно освещающих многообразные 1 служебные обязанности губернского прокурора. Впоследствии инструкция неоднократно до­полнялась другими подобными документами.

Губернским прокурорам вменялось в обязанность регулярное посещение тюрем, рабочих и смирительных домов, контроль за питанием арестантов, освидетельствование их одежды и обуви, составление списков взятых под стражу. Кроме того, губернский прокурор участвовал в деятельности рекрутских присутствий и в освидетельствовании умалишенных.

Те первые губернские прокуроры входили в состав губернского правления в качестве совет­ников и получали гражданские чины VIII - VI классов (коллежские асессоры, надворные и коллежские советники). Им подчинялся секретарь, выполнявший канцелярские обязанности.

Институт губернских прокуроров просуществовал 138 лет, до конца 60-х годов XIX века. За эти годы в должности нижегородского губернского прокурора побывало несколько десят­ков чиновников. Среди них встречались разные люди. Кто-то из этих наделенных немалой вла­стью лиц по многу лет занимал свой ответственный пост, кто-то, наоборот, быстро покидал его, кто-то из нижегородских прокуроров неусыпно радел о государственном интересе, кто-то -больше о собственном кармане, кого-то отличали острый ум и превосходное знание законов, кто-то был безнадежно глуп, для кого-то должность губернского прокурора стала последней ступенью служебной лестницы, для кого-то - только промежуточным звеном успешной карьеры.

О них, таких разных стражах закона, пойдет речь в настоящей главе.

Нижегородские губернские прокуроры

IV – XI.1731

Дурново Иван Семенович (? - ?), майор

I.1732 – XII.1733

Маслов Яков Андреевич

IX.1734 – V.1738

Полоченинов Семен Васильевич (1695 – 1743), капитан

1738 – 1742

Вакансия

1742 – IV.1753

Головин Прокофий Прокофьевич (? – 1767), подполковник

IV.1753 – XII.1758

Скобельцын Федор Трофимович (? - ?), коллежский асессор

1758-1760

Дубенской Алексей (? - ?)

1761 – IV.1762

Хитрово Петр Васильевич (1727 – 1793), майор

IV.1762 – 1763

Трегубов Яков Алексеевич (? - ?), майор

II.1764 – V.1766

Уваров Иван Иванович (? – 1770), подполковник

VI.1766 – 1772

Бахметев Алексей Иванович (? – 1799), майор

VI.1773 – I.1779

Нестеров Петр Степанович (? – 1794), надворный советник

1779

Безруков Иван (? - ?), коллежский советник

1780 – I.1781

Рахманов Михаил Львович (1751 – 1823), коллежский асессор

I.1781 – I.1783

Ступишин Василий Алексеевич (1727 – 1783), коллежский асессор

VII.1783 – I.1797

Симанский Иван Петрович (1739 – 1798), статский советник

III.1797 – II.1798

Приклонский Михаил Николаевич (1764 – после 1811),

коллежский асессор

II.1798 – XI.1803

Юдин Александр Иванович (1750 - ?), статский советник

XII.1803 – VI.1804

Пестов Семен Семенович (? - ?), коллежский советник

VI.1804 – IV.1805

Пузанов Иван Иванович (1777 – 1856), надворный советник

V.1805 – V.1814

Смирнов Савва Сергеевич (1757 – 1816), коллежский советник

VI.1814 – 1826

Николаев Дмитрий Иванович (1779 - ?), коллежский советник

VII.1826 – 1828

Бестужев Андрей Васильевич (1790 - ?), коллежский асессор

VII.1829 – X.1831

Яшеров Иван Васильевич (1769 – 1841), коллежский советник

XII.1831 – II.1835

Телешев Иван Яковлевич (1801 - ?), надворный советник

IV.1835 – X.1843

Бер Борис Иванович (1805 – 1869), коллежский советник

III.1844 – 1846/47

Розинг Ардалион Иванович (1798 – 1852), статский советник

VI.1847 – IX.1848

Волоцкий Алексей Владимирович (1820 – 1861), надворный советник

1849 – 1850

Ренненкампф Рудольф Павлович (? - ?), коллежский асессор

1851 – 1855

Котляревский Андрей Иванович (? - ?), коллежский асессор

II.1857 – VII.1863

Головков Федор Васильевич (1805 – 1864), статский советник

II.1864 – V.1868

Ольшевский Александр Семенович (? - ?), статский советник

V.1868 – X.1869

Анненков Владимир Иванович (1831 – 1896), коллежский советник